Диатриба, или рассуждение о свободе воли - страница 4



И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.


И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.


И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.


И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.


И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.


И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.


И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.


И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.


И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.


И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.


И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.


И это говорит Бог у того же пророка в главе двадцать первой: "Если вы спрашиваете - спрашивайте; обратитесь и приходите".


К кому относится убеждение в том, чтобы обратились и приходили? К тем, у кого нет никакой возможности решить? Разве это не было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал прикованному, которого он не хочет освободить: "Отправляйся отсюда! Иди и следуй за мной!"


То же самое у этого пророка в главе сорок пятой: "Соберитесь и придите". И - "Обратитесь ко Мне и будут спасены все концы земли". И снова в главе пятьдесят второй: "Встань, встань, отряхни с себя прах, сними цепи с шеи своей". Так же и у Иеремии в главе пятнадцатой: "Если ты обратишься, то Я обращу себя; если отделишь драгоценное от ничтожного, будешь говорить, как Я". Когда Он говорит: "отделишь", то указывает на свободу выбора. Захария еще яснее указывает на усилие свободной воли и на благодать, уготованную тому, кто прилагает усилие, он сказал: "Обратитесь ко Мне - говорит Господь воинства, - и Я обращусь к вам, - говорит господь". У Иезекииля в главе восемнадцатой Бог говорит так: "Если нечестивый покается во всех грехах, которые он совершил, и будет верен решению". И вскоре: "Обо всех преступлениях его, какие он совершал, Я вспомню". А также: "Если же отвратится праведник от своей праведности и будет никоим образом не имеет свободы воли для свершения добра или же если, как некоторые говорят, ни для добра, ни для зла, то что означают эти слова "если захотите"? Тогда больше подходило бы: "Если Я захочу", "если Я не захочу". И так как грешникам говорится много такого, что я не представляю, как можно избежать того, чтобы не приписать им при избрании добра хоть сколько-нибудь свободной воли, если только мы не предпочитаем ее называть помышлением или движением души, а не волей, потому что воля определенна и рождается из рассуждения.

4974108754599142.html
4974186633463848.html
4974381816598866.html
4974496807979200.html
4974547968533783.html