П. А. Цыганков Политическая социология международных отношений Учебное пособие - страница 51

^ 3. Россия и дальнее зарубежье
Стало уже общим местом положение о том, что окончание холодной войны создало благоприятное для России международное окружение. Однако, - и на это обращается внимание гораздо реже - в постбиполярном мире Россия отнюдь не получила в готовом виде всех внешних условий для своих реформ. Более того, по сравнению с бывшим СССР она оказалась во многом в более сложной ситуации.

Потеря статуса сверхдержавы и необходимость создания и поддержания имиджа демократического государства практически лишили ее силовых средств достижения своих целей на мировой арене. В то же время сокращение ресурсной базы внешней политики, глубокий внутренний кризис снизили и возможности влиять на международные дела методами дипломатии.

Выше уже отмечалось значение стран Восточной Европы для российской внешней политики. В положении России и бывших социалистических стран много общего. Подобно бывшим республикам СССР, многие из них уже осознали, что при том уровне интеграции, который имелся прежде между ними и Советским Союзом, при жесткой конкуренции на западных рынках они заинтересованы в расширении сотрудничества с Россией и другими странами СНГ. К этому побуждает и необходимость расширения рынков, и потребности в сырье и энергоносителях, и ориентация некоторых видов производства, не находящего спроса на Западе. В свою очередь, для России, помимо очевидных экономических выгод, сотрудничество со своими давними партнерами, продвинувшимися гораздо дальше по пути реформ, важно и в политическом, и в политико-психологическом отношении. Оно может способствовать укреплению российских связей с западными странами ближнего зарубежья (например, Украиной, Беларусью, Молдовой, Литвой), а также с развитыми европейскими государствами.

Экономический спад в ведущих капиталистических странах, жесткая конкуренция между тремя центрами мировой экономической системы - США, Японией и Западной Европой - при огромном отставании России от Запада в экономическом развитии, уровне технологического оснащения производства и т.д. делают мало- вероятными шансы на вхождение РФ в семерку ведущих государств мира и значительно затрудняют ее возможности встраивания в систему мирохозяйственных связей. То же можно сказать о перспективах подключения России к интеграционным процессам в Западной Европе, тем более, что события в экс-Югославии и последствия развала СССР способствовали их значительному замедлению. Специалисты отмечают, что югославский кризис показал: европейские страны по-разному видят свою роль хотя бы на Балканах. Германия, например, склонна мыслить в категориях сфер влияния (см. прим. 13 к гл.XIV). Впрочем, то же можно сказать и о США, объявивших территорию бывшей СФРЮ зоной своих жизненных интересов.

При настоятельной потребности России в западных кредитах и инвестициях поддержка российских реформ со стороны развитых стран носит, главным образом, моральный характер. Это показала, например, токийская встреча семи ведущих стран мира, состояв- шаяся в июле 1993 г. Участники токийского мероприятия неодно- кратно подчеркивали свое удовлетворение результатами апрельско- го референдума в России. Вместе с тем они всячески давали понять, что кроме самой России ей никто не поможет. От каких-либо обещаний, касающихся действительно насущных российских проб- лем - новых отсрочек по долгам, допуска на западные рынки, снятия дискриминационных ограничений в торговле и т.п. - «семерка» уклонилась. Разумеется, Запад заинтересован в поддержке российских демократических преобразовании, открывающих путь к стабильной, предсказуемой во внешнеполитическом плане России, с ее возможностями потенциального рынка сбыта и регионального сотрудничества. Нельзя не видеть и определенных конкретных мер в этом отношении. Так, согласно апрельскому соглашению 1993 года между Россией и Парижским клубом, объединяющим 19 стран - ее кредиторов, из 17 млрд. долларов, которые Москва должна была выплатить своим кредиторам, она вернет только два. На остальные получен 10-летний мораторий. В конце октября 1993 года России удалось получить со стороны ЕС статуса страны с переходной экономикой, которого она долго добивалась. В перспективе это снимает главные препятствия в подготовке к подписанию договора о партнерстве и сотрудничестве между РФ и ЕС и открывает возможности равноправных отношении в торгово-экономических обменах.

Было бы, однако, ошибкой думать, что речь идет о близкой и однозначной перспективе. Если Запад и готов оказать определенную помощь кредитами, которые будут возвращены с процентами и которые поддерживают также различные секторы в самих западных странах, то с принципом равенства в экономических контактах и торговле дело обстоит сложнее. Этот принцип впрямую затрагивает национально-государственные интересы, поэтому здесь не приходится ожидать быстрых результатов. Переговоры с ЕС о зоне свободной торговли начнутся только в 1998 году. При этом Европейские сообщества запрашивают для своих компаний и банков, обладающих явными конкурентными преимуществами по сравнению с российскими, льготный режим на территории РФ, сохраняя одновременно определенные препятствия для наших конкурентоспособных фирм на рынке ЕС, занимающихся, в частности, космическими запусками и автотранспортными перевозками (см. прим.7 к гл.XIV, 30.10.93). Между тем Европа, например, уже сегодня стремится оградить себя от дешевых товаров, которые может экспортировать Россия, - стали, цветных металлов, некоторых видов сельскохозяйственной продукции и т.п.

Впрочем, и с кредитами все обстоит достаточно не так просто. По оценкам МВФ, в 1992-1993 годах Россия должна была получить около 80 млрд. долларов. Однако в 1992 году из этой суммы было предоставлено не более 30 млрд. Данных на 1993 и последующие годы нет (см. прим.7 к гл.ХIV, 15.10.93). Значительная доля вины за это ложится на саму Россию: отсутствие необходимой правовой базы, соответствующих структур, которые позволили бы эффективным образом воспользоваться западными капиталами, оседание значительных сумм из предоставляемой помощи на зарубежных банковских счетах российских граждан - все это не способствует привлечению финансовых инъекций в нашу страну. И все же следует ясно видеть, что мотивы осторожности, проявляемой Западом к финансовой помощи РФ, состоят не только в том, что в западных странах происходит экономический спад, как и не в проблемах использования этой помощи Россией. Здесь присутствуют и опасения, которые Запад испытывает перед возможным усилением России. Это касается как уже упомянутого экономического, так и политического аспекта проблемы.

Так, например, российский министр иностранных дел отмечал существование определенной сдержанности, если не подозритель- ности в отношении роли России в урегулировании конфликтов на пространстве бывшего СССР. При этом Россия и ее соседи неоднократно обращались к ООН и СБСЕ с предложениями о более тесном сотрудничестве. Наконец, было принято решение СБ ООН о развертывании в Абхазии миссии наблюдателей ООН. Однако, к концу октября 1993 года из 88 наблюдателей в зону конфликта прибыло только 22 (см. прим.2 к гл.XIV, 22.09.93). А. Козырев подчеркивал, что уже два года Россия в одиночку несет тяжкое финансовое бремя реального миротворчества в конфликтах по периметру своих границ. При этом ратный труд российских солдат и офицеров оплачивается в сотни раз ниже, чем в случае с операциями ООН. «И это в то время, когда на нас регулярно начисляются многомиллионные взносы для операций ООН по поддержанию мира в далеких регионах. Россия признает эти свои обязательства перед ООН. Но ведь ООН - универсальная организация, и она тоже обязана признать, что усилия России и ее соседей по обеспечению мира и стабильности на пространстве бывшего СССР имеют как минимум не менее важное значение для региональной и международной безопасности, чем, скажем, тушение кризисов в Центральной Америке» (см. прим.2 к гл. XIV, 22.09.93). Цель России - добиться создания специального фонда для финансирования операций по поддержанию мира в Таджикистане, Грузии, Молдове и других горячих точках СНГ. Однако эта идея не находит поддержки у Запада. «Запад опасается, - как прямо сказал высокопоставленный британский дипломат, - что Москва поддастся искушению восста- новить свои прежние позиции и сферы влияния в соседних государствах» (см. прим.7 к гл. XIV, 29.10.93). Генеральный секретарь ООН заявил, что российские войска не получат мандат ООН на проведение миротворческих операций в бывших республиках СССР: «Мы будем приветствовать их участие в операциях в Азии, в Америке. А в бывшие советские республики мы должны посылать войска из Латинской Америки, Африки и Азии» (см. прим.7 к гл.ХIV, 28.10.93). Позиция достаточно спорная, особенно учитывая такие факторы, как финансовые трудности ООН (а переброски воинских контингентом из России за океан и оттуда в постсоветский регион потребует огромных затрат), так и слабую эффективность (а по сути, провал) ее миротворческих усилий в бывшей Югославии и Сомали.

Еще одна проблема, касающаяся отношений России с Западом и ООН, связана с экономическими санкциями. Дело в том, что санкции ООН против таких стран, как Югославия, Ирак и Ливия, наносят серьезный ущерб экономическим интересам России. При этом действия ООН не привели к урегулированию кризисных ситуаций в регионах Средиземноморья, Ближнего и Среднего Востока, непосредственно примыкающих к российским государственным границам. Специалисты считают, что Россия могла бы сыграть незаменимую посредническую роль в отношениях как между близкими ей славянскими народами в бывшей Югославии, так и мировым сообществом и Ираком, а также Ливией. Отмена или ослабление экономических санкций ООН против Ирака и Ливии отвечает фундаментальным экономическим интересам России - прежде всего потому, что эти страны остаются одним из наиболее емких рынков российской машиностроительной продукции, военного оборудования и материалов, что в условиях глубокого экономического кризиса и бюджетного дефицита в РФ жизненно важно для поддержки национальной промышленности и облегчения обслуживания российского внешнего долга. Сложное положение, в котором сегодня находится Россия, заставляет ее колебаться с применением права вето против указанных санкций в СБ ООН. В свою очередь, западные страны не проявляют склонности учитывать аргументы российской стороны. Поэтому одним из постоянных требований и одновременно затруднений в отношениях с ними является трезвая оценка их текущих и перспективных интересов в отношении России, а также оценка Россией собственных национальных интересов. Ключевую роль в этих отношениях будут играть двусторонние отношения России с ведущими промышленно- развитыми странами - прежде всего с Великобританией, Францией и Германией (см. прим. З, с.67).

Один из важных приоритетов российской политики - отношения с США, так же как и с Западной Европой. В пользу этого говорит накопленный данной страной опыт демократии в социально-политической и хозяйственной области, возможности ее помощи в осуществлении крупномасштабных программ конверсии и техноло- гической модернизации при отмечаемом многими российскими и американскими исследователями сходстве политико-психологическо- го облика обоих народов. США объективно заинтересованы в сбли- жении с Россией я успехе российских реформ - с точки зрения и по- тенциального российского рынка, и создания определенного проти- вовеса как Японии, так и Западной Европе. Однако и здесь были бы неоправданны завышенные ожидания и надежды на решение проблемы вхождения в мировую систему экономических отношении при помощи американцев. Россия может создать серьезную конкуренцию США в торговле оружием, что хорошо понимают в Вашингтоне и стремятся предпринять против этого меры. Такие меры могут быть достаточно жесткими. Как показал конфликт между Россией и США весной 1993 года по поводу поставки Индии российских криогенных двигателей и технологии их изготовления, Соединенные Штаты непрочь выбить Россию с аэрокосмического рынка, заставить события в сфере российских внешних сношений развиваться по собственному сценарию.

В АТР у России существуют ограниченные возможности сотрудничества с Японией, которая ставит развитие взаимных отношений в зависимость от решения проблемы «северных территорий», или, проще говоря, возвращения четырех островов Курильской гряды. Сложность положения России состоит в том, что, будучи заинтересованной в сотрудничестве со своим восточным соседом, она не может «отдать» острова: помимо того, что это могло бы создать опасный прецедент перекройки границ при достаточно зыбкой правовой базе японских притязаний, такой шаг способствовал бы еще большему расколу российского общества, дальнейшей дестабилизации его социально-политической обстановки. Поэтому необходимы поиски выхода на путях интенсификации регионального сотрудничества между двумя странами в рамках «открытых зон», поощряемого при помощи различного рода льгот. Большое значение в данном регионе имеет налаживание двустороннего сотрудничества с такими странами, как динамично развивающийся Китай, с которым у России существует самая протяженная граница, Южная Корея, новые индустриальные страны, Индия.

Особого внимания требуют отношения России с мусульманскими странами, прежде всего такими, как Афганистан, Пакистан, Иран, а также таким «центром региональной стабильности», каким является Турция. Главная проблема, имеющая для России геополитическое измерение, состоит в том, чтобы не допустить проникновения на ее территорию исламского экстремизма. Вот почему российское правительство пошло на участие российских военных в охране таджико-афганской границы. Перед Россией стояла непростая дилемма: либо рассматривать эту границу как внешнюю границу и самой РФ, либо перенести ее на наши рубежи с Таджикистаном. Выбор был сделан в пользу первого варианта, оправданного как с экономической, так и с политической точек зрения. Его поддержали и другие среднеазиатские государства, которые однако слабо выполняют предусмотренные соответствующим соглашением обязательства. Как подчеркнул заместитель министра иностранных дел России Г. Кунадзе, ни одна из стран Средней Азии неспособна без помощи России охранять свою границу. Поэтому, если мы оттуда уходим, то должны быть готовы к тому, что исламский экстремизм, силы нестабильности вообще, пройдя Таджикистан, а затем и другие бывшие среднеазиатские республики СССР, окажутся у порога России. Кроме того, нельзя забывать, что в Таджикистане проживают, по разным оценкам, от 200 до 300 тысяч русских.

Одновременно российское правительство пытается найти решение проблемы политическими средствами: влияя в пользу диалога таджикского режима с оппозицией, налаживая постоянный контакт с афганским правительством и правительствами других стран региона. В более широком плане речь идет о том, чтобы уравновесить западную политику России более тесным сотрудничеством с близлежащими и более отдаленными мусуль- манскими странами в рамках двусторонних отношений. Главный приоритет в отношениях с ними это безопасность России, недопущение ее изоляции в международных делах, взаимовыгодное экономическое взаимодействие.
***
Таким образом, внешняя политика России не может быть одностороннее «атлантистской», европоцентричной, американо- центричной или евразийской, ориентироваться только на «семерку» или замыкаться в проблемах ближнего зарубежья. Она не может исходить из однозначного отстаивания универсальных демократи- ческих ценностей и прав человека, или же, напротив, из отрицания их роли в структуре своих национальных интересов. Несмотря на реально существующую угрозу неоизоляции российского государст- ва, его внешняя политика не может быть и глобалистской. Этому препятствует нехватка ресурсной базы, а также необходимость сосредоточить усилия на решении таких проблем, как сохранение внутренней целостности государства, безопасного геополитического пространства. Национальные интересы России варьируются в за- висимости от особенностей ситуации в том или ином регионе мира, специфики обстановки и структуры, характерной для той или иной подсистемы международных отношений. Вот почему в современной постбиполярной международной системе российская внешняя политика с необходимостью должна быть различной на разных направлениях, руководствоваться неодинаковыми приоритетами, решать неодинаковые задачи.

В ближнем зарубежье такие задачи связаны с необходимостью локализации и урегулирования войн и вооруженных конфликтов, политического решения спорных вопросов и противоречий, защиты прав русских в суверенных постсоветских государствах, налажи- вания отношений полноценного сотрудничества с каждым из них, независимо от характера установившегося в них режима. Основной приоритет на данном направлении - это поддержание в регионе политической стабильности и климата добрососедства, единого экономического и военно-стратегического пространства.

В Европе - это создание на базе вековых общих исторических и культурных традиций взаимовыгодного сотрудничества с госу- дарствами ЮС и ЕАСТ, укрепление и развитие двусторонних и многосторонних связей с бывшими социалистическими и ведущими западными странами.

На южных границах бывшего СССР главным приоритетом в отношениях с исламскими странами должна быть безопасность России, недопущение ее изоляции в региональных отношениях, экономическое сотрудничество. Здесь РФ должна показать свою заинтересованность в стабильном и предсказуемом развитии мусульманского мира, в исключении возможностей конфронтации с региональными державами.

В целом же, при приоритетности отношений с США, странами «семерки», ведущими межправительственными организациями (и прежде всего - ООН), российская внешняя политика должна отстаивать самостоятельность своей линии. Ибо главный приоритет, диктуемый ее национальными интересами, - это обеспечение условий для успеха внутренних политико-экономических реформ, сохранение своей государственной целостности, построение новой, демократической и процветающей страны.

На пути проведения Россией самостоятельной внешней политики неизбежны противоречия и конфликты с другими государствами. Естественно, что основой их разрешения должны быть мирные, политические средства: переговоры, консультации, посредничество третейских сил и международных организаций и т.п. При этом, в одних случаях необходимо опираться на одни силы и аргументы, в других - на другие. Так, например, Ф. Фукуяма совершенно справедливо обращал внимание на то, что «не Иран, Пакистан или Афганистан будет поддерживать Россию в ее попыт- ках гарантировать равные права русских.... а скорее «семерка» (см. прим.4 к гл. XIV, 16.10.92). Напротив, в отстаивании своих интересов с указанными странами для России было бы ошибочным пытаться исходить из принципа защиты демократических идеалов и прав че- ловека и безусловно поддерживать западные санкции против них. Такая поддержка могла бы обернуться для нее обратным эффектом.

Наконец, сохраняя приверженность неконфронтационным отно- шениям и соответственно политическим методам, Россия должна располагать всем арсеналом средств для отстаивания своих нацио- нальных интересов - в том числе и сохранить в пределах достаточ- ности имеющийся у нее ядерный потенциал.

Современная международная система имеет переходный характер, когда на смену уходящему прежнему порядку с присущими ему правилами регулирования отношений и соответствующей структурой ценностей еще не пришел новый. Возрастает степень взаимного недоверия между людьми, культурами и государствами.

Менее предсказуемыми становятся источники угроз человечеству в целом и национальной безопасности государств, в частности. В этих условиях, ориентируясь в своей внешней политике на такие тенденции в эволюции международной системы, как демократизация и интеграция межгосударственных отношений, Россия правомерно стремится стать нормальной великой державой. Это означает при- обретение таких новых атрибутов данного понятия, как демократия и основанное на высоком уровне экономического развития и пост- индустриальных технологиях материальное благополучие ее граж- дан при одновременном сохранении в пределах, достаточных для обороны, его традиционных силовых признаков.
Примечания

  1. О сути концепции внешней политики России// Международная жизнь. 1993..№3. с.18-20.

  2. Корбинская И.Я. Внешняя и внутренняя политика России// Мировая эко- номика и международные отношения. 1993 №9. с.62-63.

  3. Мурабян А.А. Регионализация России: внутренний и международный аспекты// Регионализм как мировая тенденция (сборник научных трудов). М. 1993.

  4. Яблоков А.В. Выступление на научно-практической конференции МИД РФ// Международная жизнь. 1992 №3-4. с.106.

  5. Разуваев В.В. Россия и постсоветское геополитическое пространство// Международная жизнь. 1993 №8. с.13;14;73;132.

4982448315809573.html
4982583683464750.html
4982737919078654.html
4982898729355195.html
4982997467745808.html